Статьи

Весной мы не сгорели

Блог
Количество пожаров в этом году уменьшилось. Число горящих участков поверхности Земли, зафиксированных спутниками (их называют термоточками), сократилось примерно на треть по сравнению со средними значениями прошлых лет. Даже в нынешний экстремальный год тренд на уменьшение отчетливо виден. Но лучше — не значит хорошо. Горели мы очень сильно.

Как это было

В этом году сезон пожаров начался на месяц раньше из-за бесснежной зимы и сухой теплой весны. К погоде добавилась пандемия. Жечь стали больше, поскольку люди стали уезжать из городов на природу. Кто-то захотел наконец просто отдохнуть, что называется, у костерка. А кто-то отчаянно принялся «благоустраивать» местность, сжигая сухую траву.. 



Во многих регионах традиция поджогов травы до сих пор сильна. Прежде всего там, где государство подает дурной пример так называемыми профилактическими выжиганиями: в Еврейской автономной области, в Приморье, все ещё в Забайкалье (хотя мы надеемся, что отношение к этой проблеме там меняется уже сейчас), в Бурятии. 

В совершенно аномальных условиях оказались самые западные области (Смоленская, Брянская). И они не смогли справиться имеющимися силами с таким числом поджогов. Жгли много, а сил, чтобы тушить стало меньше: из-за ограничений, например, очень мало могли ездить тушить пожарные добровольцы.


Фото © Юлия Петренко / Greenpeace


Почему мы не сгорели?

Начнем с того, что есть регионы, которые даже этот экстремальный год встретили в готовности и не допустили массовых поджогов. Например, в пожарных сводках вы редко встретите Татарстан. Там давно жёстко пресекают все попытки жечь траву, и регион практически не горит весной.

Несмотря на «энтузиазм» некоторых регионов, в этом году сохранился тренд на снижение числа выжиганий. В Амурской области уже второй год подряд заметно меньше пожаров, из-за того, что там отказались от массовых выжиганий силами лесной службы. И убеждать людей не жечь получается лучше, а пожарные успевают реагировать хотя бы на те палы, которые угрожают населённым пунктам.

Многие области центральной России (Ярославская, Смоленская, Тверская, Владимирская, Калужская, Рязанская, Ивановская, Нижегородская) принципиально перестроили систему реагирования на травяные пожары. Звонки о поджогах травы начали нормально принимать, стали тушить, не обращая внимания на категорию земли: сначала тушим, потом разбираемся, кто кому должен.

Самый важный год

Пожалуй, впервые я слышал столько гордости за свою работу от пожарных и лесников. которые тушили с нами траву и торфяники в этом году: «Этот год – возможно, самый важный в моей карьере. Ради этого я готовился, учился, тренировался. Ради того, чтобы сейчас мы выдержали. И не пустили дым в города, где болеют люди». А в Подмосковье добавляли: «Это возможность снова пройти 2010 год, но подготовившись». 

Примерно такой настрой был и у добровольцев. Несмотря на все карантинные ограничения, работа продолжалась. Выезжали с жесточайшими ограничениями, ни с кем не контактируя, минимальными группами. Там, где не получалось ехать на машинах – летели на вертолетах, за что отдельное спасибо пилотам вертолетного отряда «Ангел». Особое внимание обращали на те пожары, которые могли опасно разгореться, прежде всего – на осушенные торфяники. 


Фото © Григорий Куксин / Greenpeace


Бороться с пожарами можно из дома

И эта работа, которую мы ведём многие годы ни на день не прерывалась. Именно благодаря ей проблему признали, появился запрет на выжигания, появилась кампания «Останови огонь!» с телевизионной рекламой, мультфильмами, плакатами и т.д. 

Риторика властей, да и интернет-сообщества, поменялась. И общее мнение людей уже сдвинулось в сторону неодобрения выжиганий даже в отдалённых деревнях. 

Made on
Tilda